Всё ради пенсий: от борьбы с коррупцией в России перейдут к ее планированию

Расширение перечня доходов бюджета — это в настоящий момент то, что нужно правительству, чтобы оправдаться перед народом: оно, мол, ищет средства, а не только из пенсионерского кошелька предполагает изымать.

06 сентября 2018 года в Государственную думу Российской Федерации поступил законопроект № 544 566−7 «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части расширения перечня доходов бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации».

Подачка

Очень завуалированное название, не предвещающее ничего неприличного в своём содержании. Расширение перечня доходов бюджета — это в настоящий момент то, что нужно правительству, чтобы оправдаться перед народом: оно, мол, ищет средства, а не только из пенсионерского кошелька предполагает изымать.

Законопроект короткий, но очень ёмкий, до такой степени, что способен привести к непредсказуемым последствиям для Российской Федерации в плане потери имиджа правового государства. Им предлагается в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации зачислять в качестве доходов средства, полученные от конфискации, в результате совершения преступлений коррупционной направленности.

Пояснительная записка вещает:

«Денежные средства, конфискованные в рамках борьбы с коррупцией, а также средства от распоряжения и реализации конфискованного и иного имущества, полученного в результате совершения преступлений коррупционной направленности и обращенного в доход Российской Федерации, зачисляются в бюджет Пенсионного фонда Российской Федерации и направляются на выплату страховых пенсий.

По данным Федерального казначейства Российской Федерации, такие денежные средства в 2019—2024 годах прогнозируются в объёме 1,8 млрд рублей».

То есть приговоры новым коррупционерам ещё не вынесены, а Федеральное казначейство уже прогнозирует, какие суммы будут выручены от конфискованного имущества.

При обращении к нации с разъяснением о необходимости повышения пенсионного возраста, отвечая на предложение обложить дополнительными налогами нефтегазовые компании, топливно-энергетический комплекс, президент посетовал, что всего того, что таким образом можно собрать, 120 млрд руб., хватит, чтобы выплачивать пенсии максимум пару месяцев.

Более того, он объяснил:

«Так выплату пенсий и всю пенсионную систему страны ставим в крайне уязвимое положение — в зависимость от перепада цен на мировых рынках углеводородов».

Так вот на это объяснение и был дан ответ депутатов, которые нашли альтернативу углеводородам. Они почему-то «уверены», что коррупция в стране неискоренима (кто ж сомневается!), а потому доходы от конфискации имущества, изъятого у коррупционеров, будут постоянными и не поставят пенсионную систему в уязвимое положение.

Однако, это предложение группы депутатов навряд ли стабилизирует обстановку с наполняемостью бюджета ПФР таким способом. В Итоговом докладе о результатах деятельности Федеральной службы судебных приставов в 2017 году данных по «конфискации в результате совершения преступлений коррупционной направленности» не имеется.

Финансово-экономическое обоснование к проекту Федерального закона № 544 566−7 «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части расширения перечня доходов бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации» гласит:

«Принятие Федерального закона «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части расширения перечня доходов бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации» не потребует выделения дополнительных ассигнований из федерального бюджета Российской Федерации».

Ну, так это же официально этих самых дополнительных ассигнований не будет, а неофициально? Разве источник коррупционного процветания не федеральный бюджет в том числе? К чему тогда такие сложные схемы?

Коль коррупция ставится на службу народу, получается, с коррупцией становится невыгодно бороться: чем больше будет конфискаций имущества, приобретённого преступным путём, тем устойчивее будет пенсионная система?

Законотворцы не поняли, что этим законопроектом и, не дай бог, законом они официально, на законодательном уровне объявляют Россию преступным государством, сделавшим коррупционные преступления статьёй дохода для бюджета ПФР? Или преступные деньги не пахнут? Тогда почему не взять до кучи в долю воровской общак, не обложить взносами лиц со сниженной социальной ответственностью? У этих-то социальных слоёв «производство» стабильное.

Ни один здравый аргумент против законопроекта, высказанный представителями «Справедливой России» и КПРФ, не возымел действия. 20 сентября 2018 года указанный законопроект был принят Государственной думой Российской Федерации в первом чтении большинством голосов при одном воздержавшемся и одном проголосовавшем «против». Неужели депутаты не понимают, что, голосуя за подобные популистские творения, поступают аморально? Расчёт на то, что народ до такой степени неразборчив, что обрадуется любой подачке? — Пора освободиться от высокомерия: народ может и не простить…

25 сентября 2018 года законопроект был принят в Госдуме во втором чтении.

Может быть, перестать латать дыры в бюджете, а поставить задачу совладать с коррупцией? Ввести в Уголовный кодекс Российской Федерации конфскацию имущества как меру наказания, лишающую коррупционеров своих «нажитых непосильным трудом», а не только ворованных денег и имущества?

Почему бы не обязать всех граждан декларировать свои доходы, чтобы избежать дискриминации отдельных групп, и чтобы 90-летние старушки не могли скрывать под своим именем элитную недвижимость? Тогда, возможно, не придётся искать денег для Пенсионного фонда?

 

Источник новостей: https://regnum.ru 

← в архив новостей