Коррупцию находят там, где ищут

В среднем на 100 тысяч жителей в России приходится по 21,1 коррупционного дела. Такие результаты озвучены новым генпрокурором РФ Игорем Красновым. В лидеры рейтинга выбились небольшие регионы, часть из которых была шокирована итогами исследования, а часть считает, что высокая выявляемость преступлений говорит о хорошей работе их правоохранительной системы. Появление в лидерах бедных и отдалённых регионов закономерно – там желание рисковать у чиновников выше, нежели в богатых. Но по факту коррупция процветает везде.

Выступление нового генпрокурора России Игоря Краснова в Совете Федерации с докладом о работе ведомства и анализе преступлений в сфере коррупционной составляющей вызвало широкий общественный резонанс. Как отметил глава надзорного ведомства, выявление коррупционных преступлений растёт ежегодно.

©octagon.media, 2020
©octagon.media, 2020

Генпрокуратура составила рейтинг регионов с высоким уровнем выявленной коррупции. По данным прокуроров, коэффициент преступности в первой десятке варьируется от 29,68 до 26,31 на 100 тысяч населения. При этом средний уровень коррупции по всем регионам России стоит на уровне 21,1 правонарушения на 100 тысяч жителей. Значительный рост показали откаты в сфере закупок, которые выросли на 74 процента, взяточничество выросло на 11 процентов.

Дела бывших

В списке наиболее коррумпированных регионов республики Мордовия и Чувашия занимают первые места.

Информационное пространство Мордовии последний год разрывают громкие коррупционные скандалы: дело экс-министра культуры, национальной политики и архивного дела Анатолия Чушкина, арестованного в феврале этого года по подозрению в крупном мошенничестве; дело фирмы «СДС-Управление строительства», руководители которой Михаил Иоффе и Сергей Макаров обвиняются в миллионных взятках, а также мошенничестве; курьёз с замначальника управления ФСИН, обвинённым в похищении дорогостоящих нард и шахмат из подчинённой ему колонии.

Перед судом предстанут и представители Министерства обороны, а также ковылкинского завода, которых обвиняют в получении взяток на 22 млн рублей. И это только за прошлый год.

Чтобы понять, откуда такой всплеск коррупционных дел, нужно посмотреть на историю кадровых перестановок в Мордовии, утверждает лидер общественной организации «Новая Россия» Алина Жестовская. Она обращает внимание на смену региональных руководителей двух ключевых силовых ведомств.

– Осенью 2019 года в Мордовию прислан из Москвы новый начальник МВД – полковник Борис Шейнкин. А в мае этого года из центрального аппарата ФСБ, тоже из Москвы, в Саранск прибыл руководитель управления Федеральной службы безопасности Дмитрий Лукьянов. Обычно именно начальники полиции и «конторы» считаются «политическими» и меняются в связке с главой региона. Транзит власти через силовые методы в Мордовии проходит очень мягко, – заявила Жестовская.

Но пока что фигурантами коррупционных расследований в республике являются отставные чиновники. Из-за этого СМИ из пула губернатора Волкова пытаются «отработать негатив» и подают это всё как борьбу с «меркушкинской шайкой» – предшественником Волкова.

«Единственная уникальность мордовской коррупции – она проникла абсолютно везде. Под уголовками ходят депутаты, гаишники, фсиновцы, адвокаты, чиновники. Причём берут как крупно – миллионами, так и очень мелко – шахматами и кирпичами».

Алина Жестовская | лидер общественной организации «Новая Россия»Алина Жестовскаялидер общественной организации «Новая Россия»

Схожая ситуация в другом субъекте ПФО – Республике Чувашия. В феврале бывшего зампредседателя кабинета министров Владимира Аврелькина, обвинённого в злоупотреблении служебными полномочиями и в пособничестве в мошенничестве, приговорили к четырём с половиной годам колонии. Основным вдохновителем этого процесса стала министр финансов Светлана Енилина, тоже втянутая в коррупционный скандал: в прошлом году республику потрясло уголовное дело против её сестры Маргариты Замчинской, обвинённой в вымогательстве у коммерсантов крупной суммы. В конце прошлого года был задержан депутат Пётр Мишин, которому вменяются в вину злоупотребление служебным положением, присвоение и растрата.

Самый богатый лидер

Интересно, что в топе-10 самых коррупционных регионов финансово благополучным оказался лишь один – Тюменская область. Только этот регион не является по итогам прошлого года дотационным. Остальные ежегодно получают федеральные дотации: от 39,36 млрд рублей (Камчатский край) до 1,31 млрд рублей (Новгородская область).

Как отмечают в региональном истеблишменте, высокие позиции Тюменской области вполне закономерны. В прошлом году область получила смену руководства в региональном надзорном ведомстве, после чего прокуроры начали активно искать правонарушения в ходе государственных закупок.

– После смены прокурора региона (Владислав Московских сменил на этом посту Владимира Владимирова. – τ.) надзорное ведомство стало системно работать по выявлению нарушений в проведении госзакупок. И это вполне понятно, ведь в регионе существует большая системная ошибка – казус госуправления. Одному заместителю губернатора подконтрольны и отделы, которые занимаются закупочной деятельностью, и ревизионные отделы. Естественно, эта схема работает формально – ведь не будет замгубернатора сам себя высекать за нарушения, – пояснил «Октагону» председатель политсовета регионального отделения партии «Народ против коррупции» Алексей Савоськин, принимавший участие в разработке закона о госзакупках (44-ФЗ).

Юрий Алтынов был задержан по факту получения взяток от владельца компании «Сибнефтехимтрейд» и экс-главы филиала ФГУП «Паспортно-визовый сервис».
Юрий Алтынов был задержан по факту получения взяток от владельца компании «Сибнефтехимтрейд» и экс-главы филиала ФГУП «Паспортно-визовый сервис».
Фото: Michael Kalyanov/URA.RU/ТАСС

Кроме массовых, но мелких нарушений в сфере госзакупок, в прошлом году регион потрясли и более резонансные дела. В частности, тогда началось следствие по уголовному делу генерала Юрия Алтынова, возглавлявшего областное управление МВД. Он покинул свой пост в конце прошлого года и в ноябре был задержан по уголовному делу о получении взяток от владельца компании «Сибнефтехимтрейд» Олега Гузенко и экс-главы филиала ФГУП «Паспортно-визовый сервис» МВД РФ Валерия Калалба. По версии следствия, генерал получил в качестве подарков Iphone X, дорогую сумку и часы марки TAG. Пока по делу ведётся предварительное следствие. Впрочем, по мнению бывших коллег полицейского, это дело стало следствием смены руководства регионального УФСБ. Ведь именно сотрудники генерала Алтынова участвовали в оперативной разработке на первоначальном этапе так называемой кровавой группы офицеров ФСБ, которые орудовали в Тюменской области: занимались вымогательством, разбоями и убийствами.

Мэры подправили статистику

Успехи тюменских коллег в борьбе с коррупцией в силовых структурах в других регионах – лидерах коррупционного списка пока недостижимы. Там в основном занимаются разработкой высокопоставленных чиновников как муниципального, так и регионального уровней.

– Высокое место в рейтинге – это не плохо, это показатель нашей работы. Ведь чем больше преступлений мы выявили совместно с коллегами из МВД и ФСБ, тем лучше для региона, – объясняют в региональных силовых структурах.

Например, в Оренбурге наиболее резонансным за прошлый год стало уголовное дело экс-главы столицы региона Евгения Арапова, обвиняемого во взяточничестве (ст. 290 УК РФ). Как рассказали «Октагону» в региональном СКР, сейчас его уголовное дело находится на завершающей стадии, и скоро его направят прокурору и в суд. По версии следствия, Арапов со своим замом должны были разделить 600 тыс. рублей, полученных от владельцев компании «Статус», которая занималась муниципальными контрактами по строительству объектов недвижимости на территории города.

В силовых структурах выделяют также дела в отношении бывшего министра областного Минсельхоза Михаила Маслова. Буквально в этот понедельник его уголовное дело было направлено в суд. По версии следствия, экс-министр помог учредителям агропромышленного комплекса «Вишневский» получить незаконно субсидии в 100 млн рублей. Эти средства, выделенные из регионального и федерального бюджетов, позже были похищены.

Дело бывшего министра Минсельхоза Оренбургской области Михаила Маслова уже дошло до суда.
Дело бывшего министра Минсельхоза Оренбургской области Михаила Маслова уже дошло до суда.
Фото: сайт правительства Оренбургской области

Среди необычных коррупционных дел в Оренбуржье можно выделить уголовное дело главы региональной адвокатской палаты Валерия Бодашко. Глава адвокатского образования, по версии следствия, брал деньги с претендентов на статус адвокатов за беспроблемную сдачу экзаменов.

Закон малых чисел

Не все участники рейтинга согласны с выводами Генпрокуратуры.

– Когда мы увидели рейтинг, то были просто ошарашены. Как мы стали впереди планеты всей, по какой методике нас отбирали – непонятно. Все коррупционные дела у нас состоят из мелкого взяточничества – в 10–20 тыс. рублей. Максимум эти суммы доходили до 100 тыс. рублей, но ведь для других регионов, в том числе для Москвы, это просто мелочь. Из резонансных историй у нас только было дело в отношении экс-главы Петропавловска-Камчатского Виталия Иваненко, – рассказали «Октагону» в силовых структурах Камчатского края.

Бывший мэр Петропавловска-Камчатского Виталий Иваненко был обвинён в получении взяток на сумму в 900 тыс. рублей.
Бывший мэр Петропавловска-Камчатского Виталий Иваненко был обвинён в получении взяток на сумму в 900 тыс. рублей.
Фото: сайт администрации Петропавловск-Камчатского округа

Согласно материалам дела, Иваненко обвиняется в получении взяток на 900 тыс. рублей от начальника МКУ «Служба благоустройства Петропавловск-Камчатского городского округа». 700 тыс. рублей из этой суммы мэр получил за покровительство в отношении своего подчинённого, ещё 200 тыс. рублей мэру передали от местного бизнесмена за содействие в подписании государственных контрактов.

Несоответствующими имиджу региона итоги рейтинга считают и в Магаданской области. Дело в том, что сообщения о преступлениях коррупционного плана там исчисляются не сотнями, как в крупных регионах, а десятками. При этом ежегодно эти показатели падают. За прошлый год СКР зафиксировал порядка 60 сообщений о преступлениях, тогда как годом ранее их было больше 100.

В регионе уверены, что попадание в рейтинг обусловлено законом малых цифр. Сам регион малонаселён, и поэтому любое правонарушение сильно бьёт по статистике, хотя фактически резонансных уголовных дел там практически нет.

Эксперты уверены, что попадание в список финансово неблагополучных регионов вполне закономерно – там желание рисковать у чиновников гораздо выше.

– Не доверять исследованию Генпрокуратуры глупо – у них есть вся статистика. При этом, учитывая наш стаж работы в 19 лет, мы совсем не удивляемся итогам рейтинга самых коррупционных регионов. Действительно, чем депрессивнее и беднее регион, чем меньше там бизнеса, меньше денег, тем больше там коррупции в самой открытой форме её проявления. Мы часто работаем с небольшими муниципалитетами и видим, что там коррупция фактически на уровне 90-х годов, поэтому при должной работе правоохранительных структур выявить и закрепить эти факты довольно легко, – пояснил «Октагону» председатель Антикоррупционного комитета по Свердловской области Леонид Андреев.

По мнению эксперта, отсутствие видимой коррупции не говорит о том, что её нет.

– В более финансово благополучных регионах коррупция, конечно, присутствует. Только форма взаимодействия бизнеса, чиновников и силовиков там выше и, если так можно сказать, более культурная. Правонарушения там хорошо скрыты, завуалированы и сложно поддаются раскрытию. Но они существуют, – заключил эксперт.

Не показали то, что скрыто

По данным Генпрокуратуры, наименьший уровень коррупции наблюдается в Ингушетии, Хакасии, Алтайском крае, Вологодской, Московской, Мурманской, Пензенской областях, Санкт-Петербурге, Севастополе и Ямало-Ненецком автономном округе. В них коэффициент составляет от 6,41 до 9,94.

После смены генпрокурора россияне вправе ожидать прорыва на фронте борьбы с коррупцией. И новый глава надзорного ведомства Игорь Краснов не разочаровал. Но после назначения «крайних» остался вопрос: почему в лидерах не Северный Кавказ и Москва? О том, что в столице и на Кавказе всё – от бизнеса до сдачи ЕГЭ – решают связи, не говорит только ленивый.

От нового генерального прокурора Игоря Краснова ожидают прорыва в борьбе с коррупцией.
От нового генерального прокурора Игоря Краснова ожидают прорыва в борьбе с коррупцией.
Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

«Благодарность» есть, а коррупции нет, говорит о феномене низкой коррупции гендиректор Института региональных проблем, экс-сотрудник Администрации президента Дмитрий Журавлёв. Что же до Кавказа, то с его родоплеменным механизмом формирования элиты формальной – денежной – коррупции с конвертами там действительно не так уж и много.

– Там бедняк-родственник – тоже свой человек. А богач-чужой – всё равно чужой. Там нет классовых противоречий, там клановые отношения. Бедные не считают богатых врагами, они считают их лидерами. Поскольку есть клановая взаимопомощь, многое решается в безденежной форме. Влиятельный богатый человек помогает своим родственникам, а они помогают ему. Между «своими» зачем деньги?

Когда система организована коррупциогенно, то коррупции, которую и считает Генпрокуратура, нет, так как она предполагает внешнего субъекта, который принесёт деньги. Называть системы, в которых нет «чужих», коррупционными у нас ещё не научились.

Что касается статистического благополучия Москвы, то здесь сошлись сразу несколько факторов.

Столица всегда на виду у федеральной власти и многочисленных общественных контролёров. Топорно воровать на строительстве дорог, как это делают в провинции, здесь просто-напросто опасно.

Но если дела, интересные правоохранителям, делаются, то происходит это либо очень тихо, либо с их – силовиков – участием. Отголоски долетают, но статистику не портят.

– Я не могу поверить, что Московская область, которая всегда отличалась очень высокой коррумпированностью, в этом рейтинге числится в «хорошистах». К нам в Госдуму постоянно обращаются жители, предприниматели с такими проблемами, – говорит бывший сотрудник прокуратуры Москвы, депутат Госдумы РФ Юрий Синельщиков.

Впрочем, опрошенные «Октагоном» эксперты уверены, что по итогам 2020 года результаты рейтинга могут сильно поменяться, и ряд самых спокойных регионов 2019 года может войти в топ 2020 года.

– Работа по коррупционным преступлениям идёт небыстро. Материалы постепенно накапливаются, и затем это уже сказывается на статистике. Сейчас мы видим, как активно власти Ямало-Ненецкого автономного округа декларируют борьбу с коррупцией, поэтому я не удивлюсь, если ЯНАО войдёт в топ в следующем году. Аналогичная ситуация и в Дагестане, который также не вошёл в лидеры рейтинга, но работа в этом направлении у них сильная, и она явно даст свои плоды, – пояснил «Октагону» Алексей Савоськин.

 

Источник: octagon.media

← в архив новостей