«Дело зодчих»: 10 дольщиков, 31 млн рублей и бывший главный архитектор Нижнекамска

67-летнего чиновника, стоявшего у истоков строительства города, судят за приключения земельного участка под 18-этажкой

На скамье подсудимых оказался бывший главный архитектор города и начальник управления архитектуры и строительства Нижнекамского района Фирдавис Ханов. Как считает следствие, он отозвал разрешение на строительство 18-этажного дома, в результате чего пострадали дольщики, которые еще в 2015 году заплатили деньги, но так и не въехали в свои квартиры. Защита же считает, что тот стал заложником уже свершившихся до него преступлений.

«Дело зодчих»: 10 дольщиков, 31 млн рублей и бывший главный архитектор Нижнекамска

Чехарда с документами

В Нижнекамском городском суде накануне прошло первое заседание по уголовному делу в отношении Фирдависа Ханова – руководителя управления архитектуры и строительства исполкома района. Чиновник, недавно отметивший свой 67-й день рождения, обвиняется по ч. 2 ст. 169 УК РФ («Воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности») и ч. 3 п. «в» ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»). По двум статьям в деле проходит один эпизод. Потерпевшие по делу – 8 физлиц и два юрлица. Суммарный ущерб – 31 млн рублей. Напомним, что Ханов работает в исполкоме Нижнекамска более 40 лет — с 1978 года. 35 лет из них он совмещал должности руководителя управления и главного архитектора. На прошлой неделе Ханова проводили на пенсию. Сейчас он занимает пост советника мэра Нижнекамска. Однако в суде мужчина указал, что по-прежнему является руководителем управления. По версии следствия, чиновник совершил преступление в тот короткий период, когда он был и. о. заместителя руководителя исполкома района.

По материалам суда, Ханов отозвал разрешение у компании УК «Наш дом» на строительство в Нижнекамске 18-этажного жилого дома. Фирма из-за этого не смогла продолжить работы. В итоге и сама получила ущерб, и дольщики пострадали. В материалах дела есть информация о том, что участок, на котором должен был быть построен дом, в 2013 году начальник управления земельных и имущественных отношений (УЗИО) исполкома района Олег Бит-Мирза отдал в аренду на пять лет некоей Ягудиной. Вид разрешенного использования на участок тогда был как под объект социального обслуживания.

Далее участок кочевал из рук в руки по договорам субаренды. В итоге в 2014 году оказался у компании УК «Наш дом». Тогда же и поменялся вид разрешенного использования на «для размещения многоквартирного дома». Разрешение на строительство выдал занимающий тогда пост замруководителя исполкома района Ленар Юнусов. Позже разрешение подтвердил нынешний главный архитектор города, тогда занимавший после Юнусова его должность Эмиль Сиразетдинов.

Интересно, что уже после начала строительства дома осенью 2015 года выделением участка заинтересовался ФАС. Ведомство начало проверку на соблюдение антимонопольного законодательства при выделении участка. В итоге возбудили дело и обязали расторгнуть самый первый договор аренды. Отметим, что все это происходило без участия Ханова – он тогда еще не был на должности замруководителя исполкома, а возглавлял только управление архитектуры и строительства.

На этом приключения злополучного участка не заканчиваются. Примерно в то же время, как следует из материалов дела, неустановленные лица исполкома района дали указание специалисту УЗИО – некой Шмелевой – обратиться в Росреестр с заявлением об изменении вида разрешенного использования под многоквартирный дом на объект обслуживания населения. То есть сделать все так, как было в момент заключения первого договора.

Вот здесь на сцену и выходит Ханов. Как утверждает следствие, заступив на должность и.о. замруководителя исполкома, чиновник отзывает в декабре 2015 года разрешение на строительство из-за того, что вид использования участка не подходит под размещение многоэтажки, из-за чего фирма прекращает строительство, неся убытки и проблемы дольщикам.

«Нам навстречу администрация не шла»

Сторона защиты считает обвинение абсурдным – вроде как Ханов заступил на должность после того, как с участком и видами разрешенного использования проделали все незаконные действия. Здесь у адвокатов два аргумента: чехардой с видами разрешенного использования занимался не Ханов, договоры аренды подписывал не он, разрешения тоже выдавал не он. Когда Ханов пришел на должность, ему уже осталось констатировать факт нарушений.

«Все обвинение — это перечисление должностных полномочий и потом — неустановленные лица натворили, изменили вид разрешенного использования, фактически Ханов в этом не обвиняется, потому что он здесь ни при чем. Через месяц появляется Ханов и, выявив нарушения, направляет это письмо и отзывает разрешение», — комментирует дело адвокат Юрий Васильев.

«Когда ушел замруководителя, его [Ханова] поставили. Начали возникать вопросы, стали обращаться дольщики — стройка не ведется. Он [Ханов] лично обязан разобраться. Он запрашивает документы, видит нарушения, говорит: „Устраните“. И, оказывается, его же еще и обвиняют. Дольщики даже не в курсе, почему Ханов обвиняемый», — отмечает защитник. По его словам, дольщиков на самом деле больше, чем 8 человек. Просто некоторые на захотели быть потерпевшими по делу в отношении чиновника — мол, деньги не ему несли, а конкретной компании.

Настаивает защита и на том факте, что компания еще до отзыва разрешения Хановым не очень активно вела строительство. «С начала 2014 года и до конца года всего лишь вырыли котлован. Вы думаете, для масштабной стройки это серьезно? Деньги привлекали-привлекали, вырыли котлован, „КАМАЗы“ поездили — в течение года стройки как таковой не было», — утверждает Васильев.

Сегодня в суде заслушали потерпевших. Суммы у них разные, от 800 тыс. рублей до 10 млн рублей. Пострадавшие — это 8 дольщиков, среди которых и директор застройщика Расим Галлямов, а также два юрлица: сама УК «Ваш дом» и некая фирма «Просвязьмонтаж», которая также числится дольщиком. Показания потерпевших примерно одинаковы. Заключили договор, сначала все было хорошо, стройка шла, дом должны были сдать в 2016 году. В июле 2015 года, еще до того как Ханов отозвал разрешение, работы прекратились, в 2016 году договор перезаключили — продлили срок сдачи до 2018 года.

Потерпевшие в своих показаниях вспоминали, что застройщик указывал несколько причин задержки сроков — то технику из Казани везут, то нельзя работать днем в тихий час из-за близости детского сада, то мешает перенос теплосетей, то суды с ФАСом мешают. Одна из женщин припомнила разговоры о том, что компании отказали в кредите.

Этим воспользовались адвокаты. Защитники пытались выяснить у каждого дольщика, почему те считают виновным Ханова, если причин для затягивания сроков было немало. Как выяснилось, не все пострадавшие видят в чиновнике причину своих бед. Есть претензии и к исполкому в целом из-за неразберихи с оформлением документов на участок.

«У нас XXI век, законом все предусмотрено. Казалось бы, в Нижнекамске все должно быть на виду, это не Москва вроде как, – такими словами начала свои показания в суде одна из пострадавших Байдарова, которая вложила в квартиру 2,2 млн рублей. – Мы пошли в администрацию попросить посодействовать в вопросе. Нам навстречу администрация не шла. Столько писем писали. Мы попали еле-еле, Сайфутдинов [Айдар Сайфутдинов, руководитель исполкома района] и Умников [Александр Умников, начальник правового отдела совета района] нас приняли. Умников усмехнулся: „Вам делать нечего, вам квартир готовых мало“. У меня нет возможности купить готовую квартиру. Потом опять пришли на прием – приняли Сайфутдинов, Умников и Ханов. Сайфутдинов опять не общался с нами, Умников умничал, а Ханов сказал, что „сам видел проект этого дома, он хороший, дом будет строиться“, ему все нравится, все устраивает. Он сказал, что там какие-то суды с ФАСом, что все закончится в январе и стройка начнется».

Также дольщики отмечали, что смогли в итоге попасть на прием к мэру Нижнекамска Айдару Метшину, который как минимум двоим обратившимся сообщил, что исполком допустил ошибку в оформлении документов – дом на участке строиться не должен был. Но так как уже есть дольщики, то многоэтажку все-таки построят.

Что касается самой компании ООО «УК „Наш дом“», то она тоже весьма примечательна. Фирма принадлежит Галлямову, который одновременно является владельцем ООО  «ТрансСфераСтрой» и НПО «Цеолиты». В картотеке арбитража на компанию Галлямова имеется три банкротных дела, которые инициировали в 2016 году ООО «Алюминиевые фасадные конструкции», в 2017-м — ООО «Тимер Бетон плюс», а в 2018-м — Клара Насибуллина из Нижнекамска, вероятно, тоже одна из дольщиц. Однако все три дела были закрыты по разным причинам. Бетонщикам «Наш дом» должен был 3,5 млн рублей, однако истец сам отказался от претензий. Почти миллион рублей истребовали с застройщика «Фасадные конструкции», отказавшись от заявления. Что касается притязаний нижнекамского истца, то тут дело было оставлено без рассмотрения по формальным основаниям. Заявитель не представил суду доказательства о намерении обратиться с заявлением о признании должника банкротом путем включения его в единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юрлиц не менее чем за 15 дней до обращения в суд.

Выручка компании за 2015 год составила 832 тыс. рублей, прибыль — 2 тысячи. Компания, по данным сервиса «Контур.Фокус», является действующей. Однако, когда корреспондент позвонил по контактному телефону, на том конце провода взял трубку некий мужчина, сказавший, что он уже пять лет не работает в «Нашем доме». Компания, кстати, по исполнительным листам имеет 18,2 млн рублей к взысканию.

Сейчас строительство дома возобновилось. Директор ООО «УК „Наш дом“» Галлямов в разговоре с корреспондентом «БИЗНЕС Online» на судебном процессе был немногословен. «Устал я, всю ночь работали сегодня, бетон заливали», — отмахивался поначалу строитель. Как оказалось, бетон заливали как раз под ту самую многострадальную многоэтажку. «Все вопросы к тем директорам, которые не строили», — прокомментировал Галлямов ситуацию. По его словам, он стал руководителем фирмы лишь в 2016 году. На вопросы о том, почему раньше стройка не шла, Галлямов ответил так: «Много причин, куча. И денег не было, и земля неправильно оформлена была». Сейчас, по словам Галлямова, из 136 квартир куплено 15. Стройку планируют завершить в следующем году.

«Охота на архитекторов»

Напомним, что уголовное деле на нижнекамского зодчего всплыло на поверхность на приеме населения у замруководителя СУ СК России по РТ Владимира Циомы. Чиновник обратился к нему с жалобой на незаконное привлечение к уголовной ответственности. Отметим, что 67-летний архитектор упоминался в отчете комиссии республиканской экспертной группы по вопросам противодействия коррупции, которая работала в Нижнекамске в 2015 году. Ханов минимум дважды выдавал градостроительные планы на участки земли, оформление которых вызывало вопросы. Земли получал нижнекамский предприниматель, один из самых состоятельных депутатов Закамья Рафис Мустафин, которому принадлежит основная часть нижнекамских ТЦ. К слову, Мустафин и Ханов – сватья. В 2003 году Мустафин получил в аренду землю возле принадлежащей ему швейной фабрики в аренду до 2051 года для расширения территории фабрики. Однако расширять ее он не стал, а на участках появились два торговых центра. Ханов выдал градостроительный план, тогда же началось строительство. Как указано в справке, разрешения на строительства и реконструкцию фабрики выдавали с нарушениями. Другой случай связан с участком земли, на котором Мустафин сейчас строит огромный молл размером с казанскую «Мегу». Ханов составил градостроительный план участка, обозначив земли категорией Д-1 — зона многофункциональной общественно-деловой застройки, — в то время как на деле участок затрагивал еще и зону для многоэтажной застройки, и зону лесов и парков.

В свете сегодняшнего судебного заседания имеет смысл вспомнить о том, что  Ханов не единственный архитектор, над которым навис меч правосудия. Еще в конце 2016 года 29-летний главный архитектор исполкома Нижнекамского района Эмиль Сиразетдинов был признан виновным  в получении взятки в значительном размере (ст. 290 УК РФ) и воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК РФ). Сиразетдинов за согласование вывески магазина «Эльдорадо» попросил у предпринимателя вознаграждение — телевизор Sony Bravia стоимостью около 40 тыс. рублей. Телевизор он получил на парковке спортцентра «Батыр» и установил его на кухне в своей служебной квартире. О незаконных действиях Сиразетдинова сообщил его коллега из исполкома, после чего к архитектору пришли с обыском. В ходе расследования было выявлено еще два эпизода преступной деятельности. Согласно приговору, в 2016 году он необоснованно отказал в согласовании рекламных вывесок владельцу кафе «Халяль шаурма» и представителям закамского медико-фармацевтического центра «Содействие». Суд, приняв во внимание явку с повинной и положительные характеристики, ограничился штрафом в 280 тыс. рублей.

Коллеги нижнекамских зодчих из соседних городов тоже стали главными фигурантами уголовных дел. Весной этого года в СИЗО оказалась главный архитектор Альметьевска Альфия Маненкова, которая по версии правоохранителей, должна была получить через автотрейдера взятку в 120 тыс. рублей от предпринимателя, которому понадобился паспорт рекламного объекта. Находясь на допросе в следственном комитете, Маненкова написала явку с повинной и признала вину в получении взятки. СК в обмен попросил суд отправить ее под домашний арест. Однако позже Маненкова через одного из своих адвокатов оспорила арест, заявив, что во время задержания и в момент написания явки с повинной на нее оказывали «психологическое давление». Мать Маненковой записала видеообращение президенту РФ Владимиру Путину, где утверждала,  что ее дочь написала явку с повинной под давлением силовиков, угрожавших ей камерой с бомжами. Тем не менее Верховный суд РТ не стал смягчать меру пресечения.

В мае завели дело в отношении главного архитектора Менделеевска Равиля Хабирова. По версии следствия, в течение последнего года Хабиров незаконно получал деньги за согласование разрешений на строительство от местных предпринимателей. Чиновник якобы получал деньги под видом оплаты услуг по разработке проектов строительства. Загвоздка в том, что Хабиров не имел права так шабашить, поскольку потом сам же эти проекты и согласовывал. При этом, судя по версии следствия, подозреваемый получал достаточно скромные суммы — от 5 тыс. до 30 тыс. рублей за каждую работу. Сам архитектор в разговоре с «БИЗНЕС Online» утверждал, что архитекторам разрешается делать проекты, так как это считается творческой деятельностью. Дело уже дошло до суда — на 20 сентября назначено первое заседание.

 

Источник новостей: https://m.kam.business-gazeta.ru

← в архив новостей